Народные ансамбли «Русь» и «Играй, гармонь» Севастопольского центра культуры и искусств готовят большой концерт, посвященный гармони, забытым народным песням и пройдет он 12 ноября. О гармони, песне и вообще народной музыке, которая не перестает вдохновлять артистов, мы попросили рассказать руководителя обоих ансамблей – заслуженного работника культуры Украины, заслуженного гармониста России Петра Савченкова. 

img_4430

О ГАРМОНИ И ГАРМОНИСТАХ

– Петр Тимофеевич, предстоящий концерт посвящен гармони. Что для вас гармонь? Какие они – ваши отношения с этим инструментом? 

– Я о гармони могу много говорить. Для меня гармонь – это нечто вообще отдельное. Это часть жизни, моё мироощущение и мировоззрение. Я родился в деревне Кислянка Брянской области. Гармонь была нашим домашним инструментом. На ней играл дедушка Василий, он был публичным человеком на деревне, играл для всех. Меня никто не учил играть, и я даже не могу рассказать, как я научился. Это произошло само собой. Помню, что первый раз  публично заиграл лет в 9. Это было выступление перед «домашними».  Ещё раньше просто подходил, трогал гармонь. Меня интересовал мир звуков и не интересовало, как это играется, то есть техника, приёмы – меня интересовали сами звуки. Приёмы и техники я находил уже сам, когда повзрослел.

– Расскажите о ваших коллективах, о гармонистах. Что это за люди? Что значат для них участие в ансамбле и совместные концерты?

– Коллектив «Играй, гармонь»  сейчас достаточно маленький, но неплохой в плане «сыгранности». А в предстоящем концерте примут участие пять человек. Пятый, Дима Сумишевский – пятнадцатилетний парень из Донецка. Он сюда приехал с семьёй во время событий 2014 года. Учится он в средней образовательной школе и заканчивает музыкальную школу по классу «Баян». Я его увидел, когда он играл на Приморском бульваре и заслушался. Так Дима помогает собрать деньги семье на жильё. Это похвально и достойно уважения. Он играл достаточно интересно, и было видно, что кто-то его учит. Но так же было и видно, что то, чему его ещё не научили, он находит сам. В какой-то степени я увидел в нем себя этом возрасте. Подошел к нему, мы разговорились с ним, потом с его мамой, и я предложил приходить к нам заниматься; сказал, что покажу ему ту игру уличного музыканта, то есть совсем не программу музыкальной школы. Потом показал ему гармошку, дал ее домой. Он достаточно быстро её освоил, очень способный ребёнок. И вот он уже третий год  с нами занимается, играет.

Гармонист Юрий Лавренюк имеет профессиональную подготовку, но не работает профессионально. Он сейчас работает начальником автотранспортного предприятия. Когда-то мы с коллективом выступали на Дне водителя, и там с ним встретились. Я его пригласил играть в коллективе, но он сетовал, что уже всё забыл. Играл Юра на баяне, и когда смотрел на гармонь, говорил мне: «Как вы на ней играете?». А  потом в один прекрасный день взял гармонь и стал играть. И так уже около 12 лет.

На том же мероприятии мы повстречались с Юрием  Нехаевым. Юра с детства занимался музыкой, играл в оркестре народных инструментов, поэтому знал, что такое гармошка, но учиться играть на гармони начал только в 51 год. Первый раз взял её в руки в нашем коллективе и сейчас играет так, что даст фору любому. Занимается уже 9 лет.

Так же с нами Сергей Архипов. Сам Сергей со Ставропольского края, знаком с гармонью с детства и настолько её любит, что не дай Бог сказать что-то плохое про этот инструмент. Он очень усидчивый человек и хороший музыкант. С нами играет уже 3 года.

Понимаете, гармонь – это кураж. Это определённый кураж в музыке. Каждый гармонист – уникальная личность, я бы их назвал каста, это кастовые люди. Они очень болезненно относятся к каким-то замечаниям, как и все кастовые люди. Это всё – мы. Я научил своих людей играть, и у нас кураж. У нас и в репертуаре кураж.

Сейчас у нас достаточно приличная техника игры. Мы играем то, что не играют другие. Например играем Петра Чайковского, Дворжака, играем канканы, французские вальсы, сиртаки – но все это обязательно с куражом. Надо просто представить, как русский человек – с бородой, в русской рубахе, в сапогах – играет канкан: в этом и есть кураж, и конечно это производит впечатление. Мы многостаночники: играем и на баяне, и на гармошке, и на контрабасах играем. Можем быстро поменяться, и всё это делаем в процессе игры, чтобы людям показать кураж.

Однажды, 28 лет назад, я собрал в городе гармонистов. Тогда Геннадий Заволокин, народный артист РФ, композитор, поэт, баянист и гармонист, основатель и ведущий телепередачи «Играй, гармонь любимая!» находил гармонистов их показывали по телевизору. И я решил: почему бы не сделать такое у нас в Севастополе? У нас ведь тоже есть, должны быть гармонисты. И я тогда собрал в городе 57 гармонистов. Уровень игры у всех был разный, но это были удивительные люди и удивительные музыканты. Практически все были людьми из деревни, учились играть сами. Они достойны были того, чтобы показать их Заволокину. Так я убедился, что гармонисты у нас в городе есть, и что поддержкой их нужно бы заниматься. После моей с ними встречи они продолжали потом собираться на Приморском, даже выступали на «Ракушке».  Сейчас уже многих из них нет с нами.

Сейчас в городе ситуация с гармонистами плачевная. На 407 тысяч населения 4 гармониста, и все они у нас.  Может, конечно, какие-то люди и играют для себя, но мы говорим о выступающих. А ведь что такое музыка? Это такая же национальная принадлежность, такая как костюм, как язык как образ жизни, как национальная традиция. Мы же отличаем, например, молдавскую музыку, турецкую, индийскую. Это тоже самое, как и язык. Гармонь, например, у каждого народа звучит. Это и Кавказ, и Средняя Азия, и Запад. И если ты играешь людям той национальности, к которой ты принадлежишь, как гармонист, тебя понимают, и текст в принципе не нужен.

img_4423

О ПЕСНЯХ

– Что для вас песня? С чем бы вы ее сравнили?

– Песню нельзя назвать, как, например, жанр творчества, как искусство. Для меня песня – прожив какое-то количество времени на этом свете, я понимаю так – это всё-таки какая-то неотъемлемая  часть, как например разговорный язык, как наше общение. Любое чувство всегда связано с выражением, каким-то внутренним состоянием. Песня – это чувства, это жизнь, как воздух, как природа – это часть природы. Раньше были не просто песни, вот сейчас это можно назвать просто песни. Нельзя сказать хорошая она или плохая – просто песни. Сейчас у многих певцов задача самовыразиться. Они думают: «Вот сейчас возьму, как спою, да так, чтобы никто не спел так больше». А раньше как? Раньше ведь пели все вместе.

О КОНЦЕРТЕ

– Расскажите о концерте. Наверняка готовите какие-то сюрпризы для зрителей. Поделитесь?

– На этом концерте мы не хотим отделиться рампой от зрителя. Это будет даже не концерт, а некое действо, которое, сам того не замечая, будет создавать зритель. Мы будем генератором. Начнём запевать, допустим,  «На закате ходит парень» и ненавязчиво предложим зрителю подхватить песню.  Будем зазывать, предлагать рассказать или спеть частушку, в которой есть слово «гармонь». Будет стоять урна, в которую люди смогут опустить свои пожелания в отношении песен для программы нашего следующего концерта.

Мы будем исполнять забытые песни, которые пелись под гармонью. Будут и инструментальные композиции, песни о гармони, например такие как «Гармонь моя», «Звёздам навстречу», «Старый клён» и другие; будут стихи о гармони А. Пахмутовой, С. Есенина.

Мы составили список лучших наших песен, но если всё это спеть разом, то займёт часа четыре, а то и пять. Поэтому выбираем для концерта только самое-самое. Всё действо будет происходить и на сцене, при включённом свете, и в зале. Нам ведь не нужно никакого дополнительного реквизита только сцена и зал. Мы споём так, чтобы все пели, чтобы всем захотелось петь. Будем петь и те песни, которые захочется спеть зрителю.

Мы хотим спеть те песни в которых говорится о чистых чувствах. И это не только любовь. Чистое чувство может быть к Родине, к природе, к детям, к матери, к мироощущению, к миропониманию.  Гармонь будет солировать. Ведь все эти песни исполнялись на гармони: была гармонь, баян. Не было других инструментов. Я вырос на таких песнях и знаю, как они звучали, как они записывались, как люди их разучивали, как их потом передавали и пели – они были в повседневной нашей жизни. Сейчас много слушают, но не поют. Мы постараемся это исправить. Приходите и сами все увидите.

Подготовила Валерия ЗОЛОТАРЕВА, фото автора