Аншлаговая программа артистов Севастопольского центра культуры и искусств «Классика рока» с участием теперь уже штатного сотрудника СЦКиИ – российского рок-музыканта, виртуоза, гитариста-самоучки, известного многим севастопольцам еще со времен пика популярности таких рок-групп как «Крематорий» и «Ли. Дер» Владимира Бурхеля вновь собрала полный зал.

О том, что нашел для себя «свободный художник» в сотрудничестве с одним из ведущих учреждений культуры города, что привлекло его в данном конкретном проекте и каким он видит его дальнейшее развитие, а также что то главное, что удерживает человека в музыке от момента «заново родился» до бесконечности – в нашем интервью с рок-музыкантом, записанным накануне повтора программы на сцене СЦКиИ по многочисленным просьбам зрителей. 

Владимир, расскажите, с чего началось ваше сотрудничество с артистами СЦКиИ, почему сразу согласились участвовать в этом проекте?

Дело в том, что с музыкантами, которые позвали меня, я знаком давно, мы вместе работали лет тридцать назад, даже больше – назад середины 70-х. Они меня и пригласили поучаствовать в этой программе «Классика рока», которую готовил симфонический оркестр и шоу-группа «Мюзик-экс». Они – это Виталий Львов, Василий Явкун, Олег Петренко. Это сейчас здесь другие уже, молодые есть певцы, а раньше эта группа называлась ансамблем «Панорама», и работали тогда они еще в театре Луначарского, там мы и познакомились и подружились.

Виталик – на этом концерте он за синтезатором, – написал все аранжировки для песен, которые звучат в программе. Первую репетицию мы провели еще прошлым летом. А премьера, вы знаете, была в конце октября. Хотя сама программа была собрано довольно быстро. Но подготовка и адаптация музыки для оркестра, аранжировка для всех групп инструментов, да и сама работа оркестра над новыми произведениями – некоторые из них коллектив раньше не играл – все это огромная работа, поэтому с премьерой спешить не стали, пока все не отладили, не сыгрались. Это совместная работа профессионалов своего дела, так что особого труда не представляло выполнить ее, как следует.

Самое главное в «Классике рока» для меня то, что это – моя музыка. Рок, рок-н-ролл, блюз. Это то, на чем и из чего я вырос, как музыкант и как человек. И это все внутри меня до сих пор. В это программе мы играем известнейшие хиты, старинные песни-шедевры, на которых подрастало не одно поколение, из репертуара  «The Beatles», «Deep Perple», «Smokie», «Whitesnake», «Scorpions» и многих других. Отказаться быть частью всего этого я просто не мог.

– Вы сам внесли какую-то лепту в составление программы?

– Именно в составление программы – нет. Я исполнитель. Но, конечно, в процессе подготовки мы обговаривали вместе, как и что должно звучать, выглядеть, где и кто должен в определенный момент находиться на сцене. Каждый, кто хотел что-то предложить свое, и я в том числе, – предлагал. Но в целом все уже было продумано авторами. Программа мне очень нравится. Хотя, есть вещи, которые, может быть, я бы все-таки убрал, а другие, наоборот, добавил в этот список. Но это уже, что говорится, на любителя. А главное то, что это замечательный проект, который будет еще развиваться, трансформироваться, наращиваться. Так что, я думаю, мы вместе еще не один раз подумаем, как эту программу, которая и так уже полгода собирает аншлаги, сделать еще лучше, еще ярче и насыщенней. Пока же я просто влился и чувствую себя очень комфортно. Наверное, потому еще, что я, как ремесленник, довольно легко умею приспосабливаться.

 – Что вы имеете в виду под словом «ремесленник»?

– Ну, то есть, профессиональный музыкант, которому нередко приходилось и приходится время от времени играть не только то, что он любит и умеет, но и то, что нужно. Так во многих профессиях, если не во всех.

Последние семь лет я работал в группе «Крематорий» в Севастополе. Это было то, что мне нравилось. До этого 16 лет проработал в Москве, была там такая шоу-группа «Кураж». Совмещал даже это все какое-то время.

А еще параллельно записывался для очень разных проектов. Работал с известными братьями Протченко, они много лет делали аранжировки для Софии Ротару, лет десять с сотрудничал с Владимиром Матецким. Было и так, что меня приглашали, я брал гитару и записал в студии свою партию, при этом вокал еще был не готов. Несколько песен отработал для певца Сергея Куприка и его группы «Лесоповал». Мне это было не очень близко, но в продолжение темы о ремесленничестве и о необходимости зарабатывать, так вот было. Для Вики Цыгановой что-то записывал. Но это все не про любовь.

А любовь – это вот эта самая музыка, которую мы играем на нашем концерте «Классика рока». Мне самому сейчас вот уже стукнуло 60 лет, я могу взять инструмент и сыграть произведение, которое играл в 13, 15, 17 лет. А то, что вчера выучил, не сыграю так сразу. Тут, конечно, возраст, можно сказать, другая память, и все-такое. Но, прежде всего, это потому что та музыка – она во мне до сих пор.

– А с чего началась эта самая любовь, это движение вашей музыки в вас и с вами?  

– Все началось с «The Beatles». Мне тогда было 10, и я жил еще в Свердловске. Однажды, проходя мимо своего дома, я услышал «Run for your life» – песню «The Beatles». Она звучала из магнитофончика, который стоял на подоконнике у соседа. И все, меня унесло, как заново родился. До этого Муслим Магомаев был моим любимым исполнителем. Кстати, в 2002 году я имел возможность с ним пообщаться лично, и я задал даже несколько давно интересовавших меня вопросов. Потом уже были «Deep Purple», «Led Zeppelin» и так далее. Но началось все именно с «Битлов».

Я тогда же увлекся гитарой. У меня была «дворовая» школа: друг у друга с ребятами мы учили аккордам, каждый рассказывал и показывал, все, что сам знал. Потом пытались подражать мэтрам, повторять. Родители, правда, не очень-то шли навстречу, скажем так, в моем новом увлечении. Когда в моей жизни появилась гитара, я стал хуже учиться. И первая моя гитара была разбита об стол. Я пришел со школы и нашел ее обломки в печке. Слез было! У меня ведь тогда уже были какие-то успехи. Трудно передать свои чувства. Так или иначе, но с гитарой так и остался неразлучен.

До определенного момента обучение мне давалось очень легко. Но чем дальше в науку, тем, конечно, становилось сложнее. Когда я переехал в Севастополь, мне тогда было лет четырнадцать, удалось довольно быстро стать своим среди своих по духу, познакомиться с когортой топовых на то время в Севастополе музыкантов. Тогда обучение пошло уже в ином ключе, профессиональном. В моей школе учился Сережа Кладеев, он и познакомил меня с тем, с кем нужно. Среди таких людей были музыканты такого известного тогда в Севастополе коллектива как «Файервуд» – так они назывались сперва, потом – «Возрождение». Они были популярны в конце 60-х и все 70-е годы, даже в 80-х чуть играли. Здесь, с ними, я многому научился. Способности у меня были, и заставлял сам себя. Человек всегда найдет время на то, что ему по-настоящему нравится.

– И тогда вы поняли, что музыка, рок, гитара станут для вас не просто хобби, но и работой?

– Да, как-то сразу это понимал. Свою первую профессиональную работу я получил в 17 лет. Меня пригласил Александр Круподеров, руководитель Севастопольского троллейбусного управления, именем которого теперь названо само это управление. Он тогда держал на штате оркестр и еще баскетбольную команду, поскольку сам всем этим делом очень увлекался. Ребята там и работали, и играли. Я числился уже не помню точно и кем в штате, но на самом деле был музыкантом.

Вторая моя профессиональная работа была в Доме культуры. Потом был у нас такой трест столовых и ресторанов – я в нежном возрасте еще тогда был, 18 лет, стал работать тоже по приглашению на площадках. Тогда же еще стал играть и на барабанах, но гитару никогда не бросал. Потом играл в оркестре во Дворце рыбаков, сегодня это Культурно-информационный центр Севастополя.

– Где благодаря музыке успели побывать, какие гастроли были и куда, с кем еще сотрудничали?

– Первые мои гастроли были в 1980-м году. Тамбовская филармония была, потом была работа в Ульяновской филармонии. Эпизодически работал в Карельской филармонии в городе Петрозаводске. Помотало, безусловно, но ведь я был молодой, и мне хотелось повидать мир. Половину СССР точно в те годы объездил.

С группой «Крематорий» много поездил по миру. Был в Израиле, в Италии, в Америке, в Канаде, много где еще. Моя давнишняя мечта сбылась тогда: я ведь так хотел посмотреть Америку. Но она мне не понравилась. В ней, честно скажу, я разочаровался, она мне представлялась несколько иначе. И не возникло вообще ни грамма желания там остаться. Может, в свое время люди убегали туда, потому что здесь, у нас, нельзя было рок играть и не было колбасы, а там все это было. Но меня не привлекло. Я бы там жить не остался. Где действительно хотел бы остаться, так это в Подмосковье, в каком-нибудь маленьком поселочке, гармонично вписанном в природу. Здесь у нас в Крыму, к сожалению, такого нет пока, и неизвестно когда будет. А ведь какой прекрасный у нас ландшафт! Я люблю Севастополь, но он уже другой, не такой, каким был 25 лет назад, до развала Союза. Есть во мне что-то ностальгическое по тому родному городу. Сегодня тут и архитектура уже не та, и люди уже не те. Но, конечно, все равно он мой город. Здесь произошел мой взлет, как музыканта, карьера, которая началась с  ансамбля «Аквилон», он был в судостроительном техникуме.

И все же в Севастополе вас любят и встречают очень тепло каждый раз, а это ведь так важно для артиста. Есть и те, кто вместе с вами подрастал на этой музыке, есть и молодые зрители, которые уже успели оценить и рок, и вас в роке, а теперь и «Классику рока». Но сцена СЦКиИ – это все-таки не стадион, к которым вы когда-то успели привыкнуть, и где встречали вас десять тысяч зрителей и больше. С каким чувством сегодня выходите на сцену в этом проекте?

– С великолепным чувством. В этом небольшом, очень уютном зале тоже все замечательно. Очень важно ведь получать отдачу из зала. Когда она есть, когда есть благодарные слушатели – это самое главное. Камерность зала рок-концерта совсем не портит. К тому же это ведь своеобразный, актуальный сегодня микс, здесь есть симфорок.

Да, по-другому, но ощущения классные. Это всегда адреналин, что-то непередаваемое. Мне комфортно. Это моя стихия.

Кроме того, ведь какие к нам приходят слушатели? Это же наши люди! Люди редко младше сорока, многим за пятьдесят и даже за шестьдесят, и ближе к семидесяти. Это те самые, которые, как и я, когда-то слушали «The Beatles». А ведь Полу Маккартни уже 74, а Ринго Старру 77. Конечно, есть и моложе зрители, которые успели полюбить нашу музыку, и тоже подросли на ней. Но в большинстве своем наша аудитория – это все-таки взрослые и очень взрослые люди. Я даже переживал, как они будут все это слушать. Во-первых, это громко очень. Это я уже глухой стал по прошествии стольких лет. Во-вторых, концерт без антракта, довольно долго, думал, вдруг устанут. Но нет – все довольны! И я счастлив. Все счастливы. Мы все тут собираемся «битломаны» в какой-то мере.

Очень хочется здесь в зале видеть своих старых знакомых. Кого-то я приглашаю, стараюсь обзванивать, и они приходят. К сожалению, многих уже нет с нами. Но пока есть мы, и есть эта музыка, которая востребована, значит, есть, для кого продолжать ее играть.

Семь лет назад в Москве я ходил на концерт Джона Фогерти, лидера знаменитой группы «Creedence Clearwater Revival». Так вот ему тогда было 66. В зале были люди в основном 60 лет и старше. Концерт прошел на «ура». Ему было столько лет, и он при этом за все время ни одного глотка воды не сделал, не присел ни на секунду – все на одном дыхании! Было очень здорово. Нечто подобное хотелось бы сделать и нам в СЦКиИ.

Идея «Классики рока» очень хорошая, очень правильная и очень нужная. И формат актуальный, и подача, что доказывают каждый раз наши концерты. Это не может не радовать. Но мы не останавливаемся. Будет только интереснее. Так что приходите!

Подготовила: Анна ПЕТРОВА. Фото: Валерия ЗОЛОТАРЕВА.

В статье использованы фотографии, сделанные во время концертов артистов СЦКиИ с программой «Классика рока»  в Севастополе, Симферополе и Ялте. А также фото автора Alex Pain , сделанное на одном из рок-фестивалей (из архива Владимира Бурхеля).