В преддверии профессионального праздника, Международного Дня танца, который традиционно отмечается во всем мире 29 апреля, поговорили с директором Севастопольского центра культуры и искусств, основателем и балетмейстером Государственного ансамбля танца «Черное море», заслуженным артистом Украины, заслуженным деятелем искусств Республики Крым Игорем Зениным о том, почему танго не предполагает эпизодов с противостоянием мужчин, способен ли профессиональный фольк-танцор мастерски исполнить джаз, а бальник –модерн, и как еще полстолетия назад знаменитый московский хореографический коллектив с интригующим названием, сам того не ведая, смог предопределить судьбу универсального севастопольского ансамбля танца, носящего сегодня имя «самого синего в мире моря».

– Игорь Анатольевич, через неделю все и каждый, так или иначе связанный с танцем, отмечает общий и свой особенный большой праздник. В Севастопольском центре культуры и искусств много людей танцующих. Не ошибусь, наверное, если скажу, что подавляющее большинство. Вы сам – тот человек, который, заслышав такие слова как «танец», «танцевать», «хореография», «постановка», не может скрыть блеск в глазах. Иногда кажется, что все, о  чем бы вы не говорили и о чем бы не думали, рассматриваете через призму танца, ритма и соответствия характеру жанра. Это профессиональное?

– Это жизненное. Как бы банально это не звучало, но что такое танец? Танец – это движение, а движение, как известно, – это жизнь. И, по правде сказать, я не считаю, что танец и праздник, который мы будем отмечать скоро,  касается только профессионалов. Это праздник всех, в ком есть жизнь, есть движение, а значит есть и танец. Это наш общечеловеческий праздник. Поскольку танец, как самое демократическое искусство, на мой взгляд, является общечеловеческим достоянием: его могут исполнить все. Другой вопрос, какой это будет танец, и каким будет его исполнение. Но он для всех и каждого. Поэтому я поздравляю всех нас с наступающим международным днем танца и желаю неиссякаемой энергии жизни и желания танцевать – так, как того требует душа и тело.

Что касается нашего центра культуры, то действительно, вы правы: если рассматривать всех артистов, все направления и течения, то танцоров у нас большая часть. И при том, что у нас очень богатая танцевальная палитра – от классического до фольклорного и современного танца со всеми его разнообразными проявлениями, у нас очень большой возрастной разброс тех, кто, если можно так сказать, задействован в танце.

В СЦКиИ танцуют дети от 4 – 5 лет и старше, взрослые и очень взрослые, как профессионалы, так и аматоры. То есть, танец живет не только в непосредственно хореографических коллективах, где работают профессиональные артисты балета, хореографы. Но и взять, например, нашу студию «Гармония», где деток готовят к школе, там они тоже постигают азы хореографии.

– А сколько и какие коллективы в Севастопольском центре культуры и искусств на сегодняшний день живут и работают, так сказать, «в ритме танца»?

– Это Государственный ансамбль танца «Черное море» и Образцовая хореографическая студия «Черное море», Школа степа Олега Дорохина, Образцовый ансамбль бального танца «Радуга», Образцовый ансамбль классического танца «Арабески», Народный хореографический ансамбль «Акъяр», Школа латиноамериканских танцев «Кубинский стиль» Дмитрия Новикова. То есть у нас здесь представлено очень много жанров танца.

К слову говоря, про «много жанров». Вы стали основателем двух из перечисленных коллективов – сначала ансамбля, который теперь имеет статус государственного, а потом и студии с таким же названием – «Черное море». Все началось четверть века назад, и как известно, с народно-сценический танца. Тем не менее, в один момент было принято решение чем-то пожертвовать, чтобы однозначно выбрать и придерживаться своего особого, не актуального на то время, курса многожанровости. Расскажите, с чего все началось? Как и почему пришла такая идея создать универсальный танцевальный коллектив, начать воспитывать артистов, у которых нет как таковой специализации. На ваш взгляд, сам такой подход – он перспективен?

– Насколько он перспективен показывают реалии сегодняшнего дня. Так получилось, что сама эта идея оказалась на перспективу. Вообще раньше были такие коллективы, и очень сильные. Такие, которые разительно отличались своим форматом работы, подачей.

Из моей юности мне запомнилось очень, я тогда еще учился:  был такой ансамбль танца «Сувенир». Его возглавляла народная артистка Тамара Голованова. Ее муж Леонид Голованов – великий солист, до этого танцевавший в знаменитом академическом ансамбле народного танца Игоря Моисеева, танцовщик великолепный. У танцоров, как известно, век не долог – 20 лет, и все. Ему уже 80 было, а он все работал – поднимал новые поколения танцоров, передавал свой опыт. Так вот жена его, сейчас ее уже нет, создала этот коллектив «Сувенир», и пошла тогда очень верным путем. Не одна Тамара Сергеевна делала в этом ансамбле постановки. Делала она, делал Леонид, приглашали многих балетмейстеров профессионалов, которые были очень сильны в  своем отдельно взятом стиле.

И у них была роскошная программа. Очень разноплановая. Их артисты балета могли танцевать все: и классику, и народный, и современный танец. А какие были идеи постановок! Надо сказать, что посмотреть их сегодня нет возможности: в YouTube нельзя найти ни одной видеозаписи. Был фильм, не вспомню названия сейчас, так там такой фрагментик был: парень встречается с девушкой, и вот у них свидание, а тут лошадь. Лошадь эта – кукла управляемая, которая по задумке этой несчастной парочке все время мешает, крутится то тут, то там. И вот вся эта такая юморная котовасия происходит в танце. Очень здорово.

Еще была постановка, помню, на тему того дня. Тогда строился БАМ – мало кто уже знает сегодня, что это был за размах, что за масштаб, а это же была стройка века, это была Байкало-Амурская магистраль – величайшая железнодорожная ветка от Байкала до Амура. По своим масштабам этот проект, наверное, можно в какой-то степени сравнить со строительством сегодня Керченского моста. Так вот была тогда популярна песня, в ней слова такие: «Рельсы упрямо режут тайгу, дерзко и прямо, в зной и пургу…». И вот из этой песни «Сувенир» сделал шикарный номер, в котором пара – парень и девушка идут по рельсам и танцуют. Очень эффектно, очень здорово.

Что я хочу сказать: «Сувенир» был в то время единственным в своем жанре такой вот разноплановости, разножанровости. Нельзя было назвать его ни ансамбль современного, ни ансамбль народно-сценического, ни еще какого-нибудь танца.  Тогда было модно слово «эстрадный». Считалось, если «эстрада», значит современно, модно. Так вот и стал называться этот коллектив ансамбль эстрадного танца. Он был популярен в 70-е годы прошлого века и до середины 80-х, потом они распались.

Еще был коллектив «Ритмы планеты», в фильмах многих снимался, например, в знаменитом к/ф «Карнавал» с Ириной Муравьевой. Помните там она поет: «Позвони мне, позвони …». Испанский и русский танец здесь танцуют как раз «Ритмы планеты», есть в фильме кусочки постановок.

В этом ансамбле работали несколько человек из тех, с кем я раньше вместе учился. Руководил коллективом опять же «моисеевец» – Борис Санкин, народный артист. У них тоже был и народный танец, и современный, и классический. Коллектив был коммерческий, хоть и выступал от Тульской филармонии, но жили артисты в основном в Москве и из-за граничных гастролей не вылезали. Очень были востребованы, очень популярны. Потом, когда начался развал СССР, многие остались жить и работать за рубежом. Сам Борис Санкин сейчас работает в Московском университете культуры и создал при нем ансамбль, но это уже, конечно, не то, что было раньше.

Вот, видимо, все это, что я наблюдал, и что меня особенно впечатляло, нравилось, все это и навеяло идею создать что-то свое в таком же духе. Она зрела, и с годами я все отчетливее понимал, что хочу вырастить коллектив, который именно этим – своей универсальностью отличался бы от других. Чтобы и балет артисты могли исполнить, и фольк, и джаз, и модерн, и многое-многое другое. Видя, как это здорово получается, как здорово смотрится, мне хотелось добиться того же.

У нас были и есть замечательные коллективы, которые работают в одном жанре, – народные, современные, бальные. И это нормально. Есть такие коллективы сегодня и в СЦКиИ, я уже говорил. Но мне хотелось другого. К цели я шел, и уводил за собой людей, наверное, неосознанно, но уверенно. И сегодня без лишней скромности могу сказать, что за все последние годы перейти на универсальные рельсы нам, хоть и не без трудностей, но удалось с успехом. «Черное море» танцует всё.

Палитра танцевальная сегодня очень разнообразна. В мире каждый год появляется несколько сотен новых течений, и всех изменений не отследишь. Но основные тенденции заметны. И, следует отметить, универсальность сегодня в цене.

– Возможно, это как раз подтверждает и новый телевизионный проект «Танцуют все», который стартовал в марте на одном из федеральных каналов – ТК «Россия-1». Главным требованием к участникам здесь является как раз умение перевоплотиться. Не у всех это получается, но шоу пользуется популярностью у зрителей. Кстати, не понятно, почему ансамбль «Черное море» не заявил о своем желании поучаствовать в проекте. Или заявил, но что-то помешало?

– Помешала неосведомленность, и никто ничего не заявлял. Очень жаль, конечно, что известно об этом проекте-конкурсе нам стало в последний момент, уже, когда шла его реклама и были оглашены участники. Почему так вышло, не знаю, не могу объяснить, но, во всяком случае, от нашего города поехали два коллектива – это Балет Ансамбля песни и пляски Черноморского флота РФ, и театр танца Вадима Елизарова. Мы, разумеется, болеем за наш севастопольский военный коллектив, который сегодня остается в проекте. «Елизаровцы», как известно его уже покинули. Наши коллеги представляют наш город, и нам всем хочется, чтобы это было достойно. Кстати, в Ансамбле песни и пляски ЧФ РФ в числе профессиональных артистов работают и наши ребята – выпускники студии ансамбля «Черное море». Именно здесь, в нашей кузнице кадров, они прошли закалку, первую, так сказать, обкатку, научившись чувствовать и исполнять разные по жанру и стилю танцы.

Можно и себе поставить в вину наше отсутствие на этом новом интересном проекте, но, думаю, что все это шло как-то централизованно. Будем считать, что мы во время не услышали, не узнали. И хотя мне было неприятно, конечно, что мы не смогли заявить о себе, с другой стороны – было приятно, что вообще такая тема, как разножанровый подход для одного коллектива подается как актуальная тема нашего времени в этой программе. Мы теперь наведем справки, и если этот проект, этот конкурс будет жить, то, безусловно, в следующий раз подадим заявку на участие.

Нам и готовиться ведь не придется. Это, по сути, наш проект – то, чем мы живем и с чем работаем вот уже 12 лет из 25-ти. Перевоплощение – как раз то главное, чем занимаются наши артисты балета.

Исполнялось, например, «Яблочко» – мы это танцуем. «Ирландский степ» – тоже есть. Самая первая постановка «Ирландия» была сделана в 2001 году, мы тогда ездили в Китай. Исполнялось в проекте танго, конечно, у нас его тоже несколько постановок. Буги-вуги, вальс, модерн – все это есть у нас. Что до модерна – в частности того, что исполнил Театр танца Вадима Елизарова, после чего, к сожалению, выбыл из проекта. Они взяли отрывок из балета великого балетмейстера-модерниста Морриса Бежара – «Дом священника».  Фрагмент из этого же балета мы тоже взяли, когда готовили концерт на 10-летие коллектива, то есть 16 лет назад. Здесь надо сказать, что «бальникам» с их особенностями подготовки, довольно непросто исполнить такой танец. Ребята наши севастопольские молодцы, конечно, старались, но передать истинный характер артистам, специализирующимся в едва ли не противоположном направлении, крайне трудно. Мне это известно очень хорошо, поскольку также трудно было нам еще на заре работы, когда основу молодого еще тогда «Черного моря» составлял народно-сценический танец. Осуществить переворот в подходе было необычайно сложно, но, как оказалось, возможно.

– А на примере тех, кто выступал в контексте нового танцевального проекта, можете рассказать, в чем сложность перевоплощения, кому она, на ваш взгляд, вполне удалась, кому нет?

– Обсуждать и судить кого-то из коллег считаю не очень приличным. Но в общих чертах о том или ином танце сказать можно. Дело в том, что у меня вообще свое отношение и свой подход к самой сути перевоплощения. Любой номер должен работаться в том характере, который присущ тому или иному стилю. Иначе нет смысла этого делать. То есть, если вы будете исполнять, например, джаз в манере и с душой фолька, – ничего не выйдет. Яркой иллюстрацией тому стали замечательные, яркие девочки «индианки» – Ансамбль индийского танца «Маюри». Видно и чувствуется, что они на Индии в хорошем смысле этого слова «помешаны», но вот такой танец, как кабаре, стал для них непосильной ношей. Это не их совершенно, у девочек другая атмосферность, другая характерность. Но это шоу, и здесь важно, прежде всего, эффектность и создание прецедента для обсуждения.

Можно и нужно, конечно, пробовать, фантазировать, чтобы сильные свои стороны подчеркнуть, а слабых избежать за счет каких-то интерпретаций. Но тут есть опасность появления спорных транскрипций танца. Например, в одном из выпусков можно было увидеть танго, в котором мужчины вдруг стали выяснять отношения между собой. Такие эпизоды встречаются в цыганском танце, могут быть во фламенко, в танце с кинжалами, казаки могут разыграть такую сцену в танце, но танго все это не присуще. Если глубоко копнуть, зарождалось танго как чисто мужской танец. Позже он перешел в другую форму и отражал отношения между женщиной и мужчиной- сутенером, где «петушиных боев» не было. А потом, с переездом из Латинской Америки в Париж, Берлин, где появились первые кабаре, он переиначился, трансформировался, приняв сценическую форму, став в большей степени развлекательным. Яркий пример тому – танго в фильме «Мулен Руж», иллюстрирующее как раз тот период, когда этот танец начал покорять Европу.

Опять же, весь расчет здесь на то, что это шоу, то есть представление развлекательного характера, и некоторые вещи позволяются просто потому, что они интересны публике, принимаются ею, а это главное для такой программы. В общем и целом проект довольно интересный, как сама идея, так и ее реализация. А самое главное то, что людям нравится: они интересуются танцами, самыми разными. Вот это замечательно!

Так что, возвращаясь в теме Международного дня танца – это все-таки не только праздник профессиональных танцоров, а праздник всех, кто любит этот вид искусства. А таких много, большинство, я уверен.

– Готовится ли сегодня артистами СЦКиИ, в частности танцорами, что-то такое, чего на этой сцене раньше еще не показывали? Что-то необычное, удивительное для севастопольского зрителя, грандиозное?

–  Да, есть идея, есть задумка. Мы действительно готовим большой проект, который хотели показать летом, но, к сожалению, по ряду причин, в том числе финансовых, не успеваем этого сделать. Но осенью мы его обязательно доделаем и, думаю, под новый год покажем, а «обкатаем» уже в будущем году. Возможно, некоторые из новых наших танцев, которые будут показаны на День танца 29 апреля, частично войдут в эту постановку.

Это будет что-то вроде мюзикла, где будет много музыки, будет и хореография, и вокал, и оригинальный жанр.  Уже есть много задумок касаемо сюжетной линии, отдельных эпизодов, оформления сцены. Но раскрывать секреты я пока, пожалуй, не буду.

– В конце апреля хореографические коллективы  СЦКиИ представят севастопольской публике праздничную концертную программу, причем не одну.  Один из концертов состоится непосредственно в праздник, 29 апреля. Что готовите?

– ­­­­­­­­­­Номеров, которые хочется показать, много, да и коллективов немало, так что одним концертом, как мы поняли, всего не охватить. Решили показать две концертных программы. Первый концерт пройдет 27 апреля, там выступят наши дети, которые обучаются хореографии в разных коллективах. А 29 апреля состоится концерт, который готовят артисты балета Государственного ансамбля танца «Черное море». Существенную часть программы составят новые номера – постановки, которые появились в этом году и еще ни разу не показывались зрителю.

– То есть в какой-то мере этот концерт можно назвать и праздничным, и отчетным? 

– В общем, да. Будет показано то, что было наработано за последний год.

Ну, а то, что они будут работать в свой праздник – так это сам Бог велел. Видеть благодарного зрителя в такой день – награда. Это лучший подарок, которого может пожелать артист.

– Спасибо и с наступающим вас праздником!

Как артисты отметили Международный день танца в том году читайте здесь — концерт артистов СЦКиИ, концерт Государственного ансамбля танца «Черное море».

Анна ПЕТРОВА.

Фото Валерии ЗОЛОТАРЕВОЙ.